Ликёр Жара – интервью

Ликёр Жара – Серёжа, Дима и Рома – всего три человека, но безумно талантливых. Они создали группу, которая спустя короткое время пробилась на зелёные экраны страны.

Привет, ребята!

Ликёр Жара: Привет!

Группа Ликёр Жара выпустила новый альбом. Расскажите про него. Свои ощущения. Очень интересно.

Рома: Хотели записать в первую очередь для себя, чтобы нам самим это нравилось. Мы собирались снять клип на сингл “В моих снах”, над которым долго работали. Всё было круто и замечательно. Клип снят и цель, которую мы перед собой поставили, мы достигли: нас показывали на Муз-ТВ, мы участвовали в Муз-раскрутке – это программа, которая помогает новым музыкантам показать себя по телевизору. Мы хотели показать мини-альбом – песни, которые будут в хорошем звучании и качестве. На каком-то своём жизненном опыте мы и создали.

Сергей: В плане нашей новой EP пытаемся найти компромисс между тем, что нам интересно было бы играть самим и тем, что народ у нас слушает. Когда мы писали первый альбом, то поставили цель писать одну песню в месяц и это, конечно, сказалось на качестве – мы не доводили всё до идеала. С новым EP, с этими четырьмя треками – всё совсем по другому. В нём больше нас, больше смелых идей, и мы их долго доводили до того звучания, которое в итоге получилось.

Дима: Я соглашусь с предыдущим оратором.

Где вы писали свой альбом? На какой-то студии?

Рома: Нам было удобнее записывать всё дома, потому что студия – это огромные затраты ресурсов, средств и времени, и мы подумали, что, зная программы и основы сведения, можно попытаться сделать что-то, не тратя больших средств на студию.

Сергей: Что касается нового EP: барабаны записаны у друзей на хорошие микрофоны, которые есть не на каждой студии, а всё остальное дома в Ромину звуковую карту, в Ромин компьютер, и он потом это всё полгода сводил. Сейчас я купил себе электронную барабанную установку и собираюсь перейти на домашнюю запись.

Рома: Посмотрим как всё будет получаться. Мы ставим перед собой большие задачи и хотим добиться современного хорошего звучания и в тоже время, чтобы это было не только актуально, но и душевно, морально и интересно людям. Часто бывает, что слушаешь первые альбомы старых групп, и они звучат приятней, интересней и душевней, чем что-то более новое.

Сергей: Linkin Park.

Рома: Да, много таких групп и хотелось бы постоянно находить этот компромисс между модой. Музыка ведь постоянно меняется – это как мода, сегодня было актуально одно, а завтра другое, и в борьбе за актуальностью теряется душевная фишка.

Сергей: Если говорить непосредственно о EP, то я делю его на две части по две песни: две песни в более интересном звучании – непривычном для отечественной эстрады – это “Предвкушение” и “В твоих холодных глазах”, и две более привычные – чистый хардрок – “Горячая штучка” и вообще коммерческая попса – “В моих снах”.

Рома: (Смеясь.) Коммерческая попса. Её отчасти можно такой назвать, но изначально я её душевной делал – просто аранжировка, обработка, звучание…

Сергей: Просто она самая понятная для слушателя. Сейчас, слушая новый материал, который мы отрепетировали и который готов для записи, получается точно так же – две песни более интересные, а две более понятные.

lider_liker

Рома, получается, что ты являешься саундпродюсером группы?

Рома: Можно и так сказать, но посмотрим и в дальнейшем будет видно…

Ты ведь сводишь и принимаешь решения как, что и где будет звучать в треках?

Рома: Можно сказать и так.

Сергей: Дима, не хочешь высказать своё мнение по этому поводу?

Дима: Саундпродюсер – немного другой человек, у которого немного другие задачи, а Рома – скорее всего звукорежиссёр и это факт. Саундпродюсер выстраивает концепцию самой песни – где припев, где куплет и всё остальное. Это делает саундпродюсер…

Рома: Не только. Есть ещё продюсер, а саундпродюсер – это уже конечное звучание.

Простите, парни, я вклинюсь. Рома, ты ведь формируешь звук?

Рома: Да.

Моё субъективное мнение, что это и есть одна из задач саундпродюсера, помимо всего прочего.

Сергей: Я тоже с этим согласен, а Диму оставим при своём мнении. (Улыбается.)

Рома: Скажем так, я саундпродюсер на семьдесят пять – восемьдесят процентов. Саму концепцию и форму песни мы делаем вместе, а я думаю над тем, как бы это звучало так, чтобы это можно было слушать. Сейчас такая волна идёт, и приходиться искать компромисс: громко ли будет звучать трек или не громко, каких-то частот должно быть больше, а каких-то меньше. Музыки много и много вариантов сведения треков, и качества и представления, как это будет звучать. В этом плане очень большой разброс сейчас идёт, даже если брать современную музыку. Какие-то композиции более скомпрессированы, а какие-то менее, и мы пытаемся найти для себя какое-то общее интересное звучание.

Когда формируешь звук, на что-то ориентируешься?

Рома: Сначала я свожу, как приятно мне, а потом я сравниваю с различными коммерческими записями, чтобы на фоне них наши треки звучали не хуже.

Чем новый альбом группы Ликёр Жара отличается от предыдущего?

Рома: Больше работы было проделано, чем в предыдущем альбоме, и, как говорил Серёга, в рамках предыдущих записей мы обещали выпускать по песне в месяц, несмотря ни на что: готов трек или нет, и поэтому нам приходилось искать компромисс между звучанием, качеством и скоростью работы, а когда ты располагаешь большим временем на создание песни, то ты её можешь сделать лучше.

Сергей: Можно отложить песенку на месяц, всё обдумать, переслушать её заново и переосмыслить.

Рома: Но тут ещё главное не перебарщивать и не впадать в перфекционизм – стараясь делать всё идеально. Можно так бесконечно что-то совершенствовать, и в итоге ничего не выйдет, и если даже выйдет, то этот материал не будет актуальным на тот момент.

Сергей: Поэтому мы бас записываем, только когда Диман нажрался.(Смеётся.)

Почему? Он в этом состоянии может играть лучше?
Рома: Я не знаю, к чему сейчас это Серёга сказал. (Улыбается.)
Сергей: На самом деле это шутка была. (Смеётся.)

Заметил, что на сегодняшний день есть такая тенденция, которая заключается в том, что группы выпускают мини-альбомы или вообще синглы. Почему? Не хватает материала на полноценный альбом?

Рома: Вот мы, например, старались не разбрасываться на большое количество песен, а сделать четыре песни, у нас была такая задача. Возможно, и у других групп были те же задачи – сделать один крутой трек, чтобы он был мегаидеальным, классным, и люди его слушали и получали от этого удовольствие. Потому что, зачастую, если взять хитовые альбомы, то порой одна песня и всё – группа стала известной. Взять даже до сих пор непобедимый трек PSY – Gangnam Style – два миллиарда просмотров. У него же одна песня и всё. Он стал известен на весь мир. Многие группы тоже сравнивают с одной песней. Возможно, и мы тоже хотим сделать такой трек, который записали и всё. Люди послушали и сказали: “Да вот это вообще вещь!” И после этого мы можем запомниться публике.

Дима: Просто сейчас времена, когда нужно побыстрее, каждый день, что-нибудь обновлять, иначе про тебя забудут совсем. Мы четыре песни почти год делали, а если бы это был альбом, то времени ушло намного больше. А так потихонечку можно сконцентрироваться и не разбрасываться на двенадцать песен, а сделать четыре. Таким образом и побыстрее и получше.

Есть ли у вас песни, написанные на основе жизненных ситуаций?

Рома: Да у нас все песни на фоне переживаний и жизненных ситуаций написаны. В каждую песню стараемся вложить частичку себя, свои мысли, свои чувства, то что нас когда-то трогало.

Тогда скажите песня “Горячая штучка” на основе каких переживаний была написана? Спрашиваю потому, что мне песня нравится.

Рома: Это к Серёге, к нашему барабанщику. Он писал текст к этой песне.

Сергей: Эта песня прямо про мои бывшие отношения. В жизни было всё, как в песне написано. Была очень хорошая девочка, но недалёкая.

Рома: Короче, гулящая прикольная девчонка, с которой Серёга встречался, а потом сказал: “Извини, я так больше не могу” и на этом бросил. Так, Серёга?

Сергей: Чё ты палишь меня. (Смеётся.)

Рома: Он просто надеялся её полюбить, я так думаю, но, может быть, я ошибаюсь. Не получилось у него, не получилось потому, что она, как сказал Серёга, была недалёкой. Сидела на пабликах и не развивалась. Серёгу всегда тянет на неординарных и интересных людей и поэтому, если захотите завоевать сердце нашего барабанщика, то будьте неординарным и интересным человеком.

Дима: Рома, он уже занят. Что ты говоришь?

Рома: Ну не важно. Вдруг найдётся ещё не одна. (Улыбается.)

Сергей: Он просто должен был это сказать, ты же понимаешь.

Рома: Да, я должен был это сказать. (Смеётся) У нас у всех есть девушки. У Серёги есть, у меня есть, у Димы…

Сергей: У Димана бас есть. (Улыбается.) Скажешь что-нибудь, Дима… Нет?

Многие российские коллективы поют на английском языке, с какой целью они это делают?

Сергей: Свалить из России.

Свалить?

Рома: Да, возможно. Интересная идея, чтобы стать популярным и выступать не только в России, но и в Европе, и в Америке.

Сергей: И не только. Сейчас это достаточно модно, и поэтому за модой у нас все следуют – бабло правит миром.

Думаете они зарабатывают большие деньги? Мне кажется, что люди, поющие по-русски зарабатывают больше.

Дима: Вот, если мы, условно, берём столицу, где сегодня мой концерт, а завтра концерт группы Green Day, то выгодней петь по-английски. Потому что люди на русскоязычную группу не пойдут, вот и всё.

Сергей: Если ты не Стас Михайлов, то тогда нужно искать какие-то заработки за рубежом, потому что в России музыка, которую хочется слушать и играть, не приносит денег вообще.

Русскоязычная музыка?

Дима: Да.

Разговор про молодые группы, но есть ведь мэтры, которые поют и ездят.

Сергей: Всем мэтрам от двадцати пяти. Последние, например, Слот и Аматори – им больше десяти уже. А кто у нас ещё стал известным?

Рома: Никто.

Сергей: Не буду говорить. (Улыбается.)

Рома: Есть, возможно, какие-то известные коллективы. Вы сейчас о чём? Просто я отвлёкся немножко. Мы говорим об актуальности сегодняшних групп?

Мы говорим о том, что многие российские исполнители поют на английском языке, и непонятно зачем они это делают.

Рома: Да, как уже сказали – это мода и преследование цели мирового захвата.

Сергей: Из-за того, что русскоязычная музыка давно не обновлялась, а на Нашем радио тридцать лет играет Чайф, и уже выросло целое поколение людей, которые просто не слушают отечественную музыку. И почему-то это именно в рок-среде. У меня огромное количество друзей, которые не воспринимают отечественную музыку.

Я понимаю, о чём речь.
Почему бы в эфиры не брать современных и молодых исполнителей, ведь их же куча?  Они модные и стильные, они круто звучат.

Сергей: Если говорить, например, про Наше радио, то есть, если оно раньше было мейнстримовым и брало всех новых исполнителей рок-сцены, толкало их вперёд, то сейчас это радио девяностых.

Ностальжи?

Рома: Старички просто. Аквариум, Арию крутят тысячу раз за день, при чём одну и ту же песню.

Сергей: Если они начнут ставить что-нибудь новое, то они потеряют всю аудиторию, которая у них сложилась за многие годы и новая аудитория не придёт на замену, потому что мы сейчас не слушаем радио, мы все в интернете и нет никакой базы, никакой системы, которая могла бы ставить что-то новое. Конечно, есть интернет-радио, но они настолько малочисленны.

Рома: Единственный вариант – это создать какое-то новое радио. Что-то необычное. Что-то типа MAXIMUM. На нём хоть и ставят старые треки, но они постоянно ставят и новых зарубежных исполнителей, чем они всегда мне нравились. Если появляется новый зарубежный хит, они его ставят в эфир.

Вы все имеете машины?

Рома: Я за рулём, и недавно случилось поломка, что-то с колёсами. У меня недорогой автомобиль Daewoo Nexia. У них часто бывают поломки.

Ликёр Жара

Получается только ты за рулём сидишь каждый день?

Рома: Да, я бы хотел, чтобы кто-то из ребят тоже приобрёл автомобиль, потому что я устаю. (Улыбается.)

А что ты за рулём слушаешь?

Рома: Я слушаю MAXIMUM, потому что у него обновляется список песен, которые звучат в эфире.

Всё-таки радио слушаешь за рулём?

Рома: Да, радио. Слушаю MAXIMUM и Moscow FM. На Moscow FM ставят интересную зарубежную музыку.

Есть наблюдение, что большинство людей, которые слушают за рулём музыку – слушают ФМ-радиостанции.

Рома: Да. Наверное, так и есть, даже не знаю, что люди слушают… Если бы у меня не было руля, то я бы искал что-то новое на каких-то сайтах. Ты сам, Азат, где ищешь музыку?

Сейчас тысячи вариантов, такие как Beatport, недавно случайно наткнулся на Mixupload, много спрашиваю у людей и интернет вообще. В сутках двадцать четыре часа, а хочется зацепить всё. Кто-то из ребят называет группу, и я лезу слушать. У нас огромное количество групп, которые играют отличную музыку. И где эти группы?

Рома: Вот в том-то и дело. В андеграунде каком-то.

При чём тут андеграунд? Многие из них звучат как отличные поп-группы. Поп-музыка, по моему мнению, должна иметь такое звучание.

Рома: Да, не хватает радио.

Дима: Проблема не только в радио. Проблема в том, что продюсеры не занимаются новыми проектами.

Получается бизнеса нет как такового.

Рома: Нет.

Я читал интервью с Ликёр Жара, и там вы говорили, что на репетициях у вас бывают различные разногласия. А во время записи есть трения, и в чём они выражаются? Вы каждый рубитесь за свои идеи или находите компромисс? Как это у вас происходит?

Рома: Компромисс стараемся найти, чтобы никому не было обидно, чтобы не было ощущения, что мне это не нравится, а кому-то из нас нравится.

Дима: В плане саундпродюсирования этот момент очень часто бывает.

Я про это и спрашиваю. Про момент записи.

Дима: Яркий пример – трек “Горячая штучка”. Мы его записали, а Рома его сводил почти три месяца, потому что нам не нравились звуки сочетания баса и барабанов. И пока не стало всё идеально, Рома три месяца всё пересводил.

Мне очень нравится эта песня.

Сергей: Ну вот, добились же.

А кто играл в ней на гитаре? Очень мне нравится. Прямо в традиции.

Рома: Я играл.

Очень понравилось.

Чем руководствуетесь, когда подбираете песню для клипа? Почему решили взять трек “В моих снах”?

Рома: Потому, что её могут показать по Муз-ТВ.

А почему вы решили, что её могут показать по Муз-ТВ?

Рома: Потому, что она форматная, приятная и не слишком тяжёлая для рока. На Муз-ТВ вообще очень редко можно увидеть рок-исполнителей, и мы подумали, что это единственная песня, которую могут показать на Муз-ТВ.

Дима: Рок-исполнителей там полно, но после шести часов вечера там русских исполнителей нет.

Рома: Может ещё и этот момент. То есть всегда есть формат. На всех радиостанциях, на всех телеканалах, в кино всегда есть такое понятие как формат, чтобы было не так громко, не слишком раздражало. У них ведь есть редактор, который всё корректирует.

Сергей: Просто у нас чуйка на форматность, и если бы мы писали форматные песни, то по три в месяц выпускали.

Рома: Как ты сказал? Чуйка?

Сергей: Да. Чутьё на формат, и если бы мы делали форматные песни, то штамповали бы их конвейером, как Нюша.

Рома: Но мы не хотим этого, для нас было изначально важно писать больше для себя, для нас главная задача, чтобы изначально нам самим нравилось то, что мы делаем.

Сергей: Просто на данном этапе, для начала, цель клипа – привлечение аудитории и поэтому клипы будут на те песни, которые смогут понравиться большинству.

Рома: Если бы мы сделали клип на “Горячую штучку”, то была бы возможность его показать на ТВ?

Почему пельмени?

Дима: Потому, что на пиве. (Смеётся.)

Я не видел пива в клипе.

Сергей: Это, чтобы подчеркнуть наплевательское отношение жены к мужу.

Почему пельмени закинули в холодную воду?

Рома: Потому что она готовить не умеет. (Смеётся.)

Сергей: На самом деле у нас была тайна по поводу этого клипа, по поводу концовки клипа. Мы никому не рассказывали, потому что она должна была быть мозговыносящей, но у нас возникли сложности при съёмке и концовка получилась с пельменями. Мы не успели отснять последнюю сцену и там должно было быть, что парень сидит, начинает тянуться к сигарете, и бац, а вместо парня там взрослый мужик курит. Тогда был бы смысл тот, который мы закладывали. Что взрослых нет, а есть постаревшие дети и клип был бы более успешным. Но по техническим причинам не получилось.

Очень жаль.
Где в Москве можно найти разноцветные джинсы?

Сергей: H&M.

Это что? Это магазин, это фирма такая?

Сергей: Да. Это магазин и фирма. Очень популярная.

Рома: В H&M они самые яркие. Мне кажется, что они, даже, добавляют что-нибудь вредное туда – ртуть или ещё что-то. Чтобы они были красочными.

Сергей: В Topman.

Рома: Да, в Topman, возможно есть разноцветные джинсы. На крайняк можно самим взять стандартные и покрасить. (Улыбается.) Почему нет.

Сергей: Вполне в нашем стиле будут.

Рома, расскажи, пожалуйста, какое ты имеешь отношение к Playback – театр “Новый Jazz”?

Рома: Я там тоже больше как музыкант. Я там играю, занимаюсь музыкальным сопровождением. Это достаточно интересный импровизационный театр, в который может прийти любой желающий, рассказать свою историю и эту историю можно увидеть. То есть актёры её тут же отыграют. У каждого будут свои роли, а я человек, который музыкально всё это обыгрывает.

Значит, как актёр ты там не задействован?

Рома: Нет. Как актёр нет. Пока не было большого желания реализовываться как актёр, хотя, может быть, для меня было бы полезно. Но пока такой задачи я для себя не ставил. Стараюсь на концерте быть самим собой, нежели кого-то играть.

Ребята, над чем сейчас работаете?

Рома: Работаем над концертной программой и над новыми песнями. Хотим играть и звучать на концертах мегаидеально.

А как с концертами?

Рома: Нас приглашают. В Тверь звали, но мы не смогли время согласовать – все очень занятые. Все работаем. Серёга преподаёт танцы, я работаю в рекламе. У каждого есть своя работа.

Дима: В планах группы стоит первостепенная задача – это новый клип. На песню “Предвкушение”.

Рома: Но не факт, что это будет эта песня. Вот даже, обсуждая выбор песни для клипа, мы находимся в поиске компромисса. Мы не можем найти компромисс: один хочет видеть в клипе один сюжет, другой хочет другой. Песня “Предвкушение” нравится многим творческим людям, но если подходить с коммерческой точки зрения, то она может и не реализуется. Получится клип только для себя. Для удовлетворения собственных интересов. Как-то я очень цинично высказался. (Смеётся.) Она не будет иметь успеха, а клип большого количества просмотров.

Дима: Не соглашусь. Если получится реализовать то, что мы действительно хотим, то клип будет самым красивым за последние четыре года, на российской сцене вообще.

Рома: Он может и будет красивым, но будет ли он популярным? В этом я сомневаюсь.

Дима: И сюжет там прекрасен.

Рома: Сюжет? Не знаю. У нас нет как такового сюжета. У нас есть заготовки к этому сюжету.

Дима: У нас есть два сценария абсолютно ровных.

Рома: Посмотри, у нас берут интервью и мы уже спорим.

Это нормально.
Сергей, ты преподаёшь танцы, и сам, наверное, танцуешь?

Танцевал пятнадцать лет.

Ликёр Жара

Пятнадцать лет это порядочный срок. А почему начал заниматься музыкой? Я спрашиваю потому, что знаю нескольких бывших танцоров, которые стали очень хорошими музыкантами.

Сергей: Всё дело в химии. Когда ты танцуешь, то вырабатывается эндорфин от того, что очень комфортно и свободно себя чувствуешь в собственном теле и, выражая музыку собственным телом, достигается подобный эффект. Когда мы слушаем музыку, наш мозг работает таким же образом, что и во время занятия сексом, а когда ты сам играешь музыку – это на порядок выше. Поэтому я просто дикий кайфушник и музыка дарит намного больше эмоций и ощущений, чем танцы. Плюс я не играю ничего, что меня не качает, и под что я не хотел бы подвигаться.

Круто.
Расскажите, вы участвовали в фестивалях?

Рома: Обычно нас зовут клубы по схеме приведи двадцать друзей – это обычная и стандартная схема. А так, иногда выступаем, но нам интереснее куда-то поехать выступить. В мае катались в Казань – нам очень понравилось, и публика была очень тёплая и отзывчивая. Был Фестиваль Молодёжной Музыки “MITINO PLAY” на открытой площадке со свободным входом, где любой мог посмотреть и послушать группы.

Сергей: Но, к сожалению, ни в каких крупных фестивалях не принимали участие. Пробовали пробиться на “Доброфест”, но там такой отбор был очень интересный от Дмитрия Спирина, очень интересный и качественный отбор. Ничего дурного сказать не хочу. (Улыбается.)

Рома: Понятно, что он руководствуется какими-то своими принципами. Ему нравились панк-группы.

А когда принимаете участие в фестивалях, что вам нравится и что не нравится?

Сергей: Не нравится состояние отечественного звука на сцене, потому что с трудом можно выдать что-то приличное по звучанию. Аппарат, как правило, не приспособлен к хорошим, качёвым вещам, а нравится то, что нас очень хорошо принимает публика. Именно новая публика, которая нас ни разу не слышала. И если мы играем концерт, то процентам восьмидесяти – девяноста в зале мы нравимся. Видно, что люди встают и танцуют.

Читал одно интервью с вами, и вы сказали, что хотите сделать в музыке что-то крутое. Так что для вас значит сделать что-то крутое в музыке?

Рома: Что-то чтобы запомнилось, что-то значимое, какой-то неординарный ход.

Сергей: Для меня это будет возврат отечественной молодёжи к русскоязычной, нормальной музыке. Если это произойдёт вместе с нами и ещё с хорошими командами – это будет совершенно прекрасно, чтобы через тридцать лет нам на смену могли встать нормальные талантливые ребята, которые будут двигать русский язык на мировую сцену.

Читал в том же интервью, что вы собираетесь использовать сэмплы. Что вы собираетесь сэмплировать?

Сергей: Это к Роме. Что он там собирается сэмплировать? У него там луперы и что он там собирается сэмплировать?

Рома: Ну я не знаю. Посмотрим. Это, опять же, на фоне интервью. Мы можем в одном интервью сказать одно, а потом, в итоге, сделать всё по-другому.У нас многое на уровне идей. Мне самому иногда нравится электронная музыка. Какие-то необычные звуки, может быть, то есть музыка наша будет живой, но необычные звуки или эффекты, которые смогли бы нашу музыку разнообразить, вполне возможно мы будем использовать.

Сам будешь сэмплировать или будешь брать готовые сэмплы?

Рома: Это как получится.

С сэмплером знаком?

Рома: Пока на уровне теории.

Ну это не проблема. В Ютюбе куча информации сейчас.

Рома: Да, я и сведению так же научился, благодаря каким-то видеоурокам, благодаря руководствам к музыкальному софту.

Это круто, что сейчас есть интернет и огромное количество информации. Помню свои первые группы в начале девяностых: информации ноль и спросить, по большому счёту, не у кого. Сейчас в этом плане раздолье.

Сергей: В этом плане да, но, чтобы ты ни делал и не выкидывал на Ютюб – всё бесполезно. В чём-то круто, а в чём-то и нет.

Конкуренция опять же.

Дима: Тут не то, чтобы конкуренция, а ты, например, играешь хорошую музыку, не супер хиты, но уровень хороший. Раньше с этим можно было к кому-то пойти и дать послушать, и все говорили: “Круто, я приду к вам на концерт” – это было в две тысячи восьмом году, когда мы играли в предыдущих коллективах. И приходило по сто пятьдесят – триста человек на концерт и было круто. Сейчас даёшь слушать кому-то, он говорит: “Да. Всё круто. Я такую музыку в большом количестве слушаю. Я маньяк музыки, но на концерт я всё равно не приду”. Если, условно, взять группу, которая образовалась в две тысячи одиннадцатом году, никто на них пока не будет ходить.

Не знают наверное.

Рома: Во-первых мало веса, а во-вторых играешь для того поколения, которое уже не ценит, что такое музыкант. Для них это обыденность полная.

Думаешь выросло такое поколение?

Рома: Да, сейчас оно такое.

Сергей: Бибер в Инстаграмме картинки постит, как он валяется в постели голый с ноутбуком и пишет, что сочиняет новую музыку. Сто пятьдесят тысяч лайков.

Кто? Кто это?

Сергей: Джастин Бибер.

Джастин Бибер? Это тот Джастин, который блевал на сцене?

Сергей: Да.

Ха ха ха ха ха… Ну не знаю. Мне кажется, он фрик какой-то.

Дима: Это мировой мейнстрим. Сколько я ни слушал его музыку, никак не могу понять, что же там такого суперклёвого. Наверное, правильный продакшн.

Ликёр Жара

Вы все до участия в группе Ликёр Жара играли в других проектах?

Дима: Мы с Серёгой играли в одной, и встретили на концерте Рому, который играл в другой группе. Затем с ним сыграли несколько концертов, и от нас ушёл гитарист. Мы объединились, и у нас было три совместных концерта. У нас был кавер-бэнд, альтернативный проект был и сейчас играем то, что для нас близко и нам нравится.

Смогли бы вы написать музыку на заказ?

Рома: Как вариант, если к какому-то фильму?

Ну да, к фильму или ко дню рождения олигарха.

Рома: Ко дню рождения олигарха вряд ли, а к фильму, вполне возможно.

Сергей: Я думаю и ко дню рождения олигарха без проблем. Даже рэп напишем. Не проблема.

Рома: Я боюсь, но как ко дню рождения олигарха? Какой-нибудь компании?

Да компании. Гимн компании смогли бы написать?

Сергей: Газпрому за их деньги любой каприз.
(Смеются.)

Рома: Видно будет. Это такой тонкий момент.

Дима: Все деньги, которые мы от них получим мы потратим на “Ликёр” и поэтому для продвижения нашей “Ликёр Жары” можно и постараться.

Рома: Если вернутся к вопросу о фильмах, то мы бы посчитали за счастье написать музыку для фильма. Мы большие киноманы, а в российском кино давно ничего нормального не звучит, а если к олигарху, то только для того, чтобы заработать и вложить в наш проект.

По вашему мнению хороших саундтреков не было в российском кино в последнее время?

Рома: Они есть, но просто, во-первых их никто и нигде не крутит, а во-вторых – это друзья кого-то. И не факт, что они качественные или клёвые. Просто это какой-то друг режиссёра или продюсера.

Спасибо, парни.

Состав группы Ликёр Жара на момент интервью:

Поделиться: